Недавно в «HookahPlace Iskra» приезжал Антон Гайворонский —  бизнесмен, создатель сети «HookahPlace» и ведущий одного из самых популярных кальянных блогов на Youtube «JohnCalliano TV». Мы поговорили с Антоном о бизнесе, кино, музыке, а также узнали, чем примечательны русские армяне в Америке и как Big Russian Boss написал песню про «Хукку».

Расскажи, как ты решил этим заниматься?

Все началось с видеоблога. Я хотел снимать кино, если честно, но не знал как это делать. Решил поснимать видео для YouTube. Тогда я увлекался кальянами, курил их дома. Подумал: «А почему бы не снимать видео про кальяны?»

Это было 6 лет назад, тогда такого шума вокруг них не было. В русском YouTube я был первым, кто рассказывал про кальяны. Это меня затянуло, сразу был большой отклик. В итоге, до кино руки так и не дошли. А года через полтора понял, что нужно открывать свое место, чтобы можно было встречаться с людьми, подписчиками — очень много желающих было попробовать мой кальян. Мы сняли очень маленькое помещение (50 метров) в Москве и назвали его просто «HookahPlace» — с английского переводится как «кальянная». Сделали современный ремонт, не стали использовать восточный стиль, как это было популярно у подобных заведений. В первой «Хукке» было всего 4-5 столиков, и с первого дня они всегда были заняты. Люди приходили познакомиться со мной, пообщаться. Тогда мы и поняли, что нужно делать сеть.

На какой специальности ты учился?

Я учился на искусствоведа – отсюда и было желание снимать кино. Потом поступил в аспирантуру, закончил ее по направлению «Философия искусства». Я всегда смотрел в сторону искусства, и так получилось, что это привело меня к кальянной сети.

Когда ты только начинал развивать сеть, как обстояли дела с властью?

На самом деле, было необычно. Мы открыли первую точку именно в тот момент, когда власть начинала продвигать запрет на курение кальяна в заведениях. Это было 5 лет назад. Тогда почти в каждом кафе или ресторане были кальяны.

Нам часто говорили: «Зачем вы это делаете? Вкладываете сейчас деньги, когда только что вышла информация о запрете курения кальяна».

Но вот прошло 5 лет, законы о запрете вышли, но кальяны существуют.

Один из принципов, который мы изначально заложили — отсутствие еды, бара, алкоголя и так далее. Будет просто кальян, максимум, с чаем. Это хорошо легло на вышедший закон. Во многих заведениях, во всяком случае в Москве, кальяны все-таки убрали.

Через полтора-два года после этого произошел бум на кальянные. Сейчас они условно в рамках закона, но стопроцентно законных кальянных не существует по определенным причинам. Если полностью убрать общепит — это более-менее законно на сегодняшний день.

Личный архив Антона

Ты сформировал для себя идеологию кальянокурения?

Не могу однозначно ответить на этот вопрос. Я выступаю за то, что кальян – самобытная вещь. Хорошо поесть ты можешь кафе, а потом прийти в специально отведенное место покурить. Можешь посидеть с друзьями, обсудить дела – это социально вовлекающий процесс. Хотя посидеть можно и одному, расслабиться.

Сам я не курю ничего кроме кальяна, сигареты никогда не курил. Все-таки, думаю, кальян не так вреден, как сигареты. Хотя, дело даже не во вреде. Изначально нашей целью было показать людям, что мы не связаны с чем-то арабским, что здесь не происходит ничего плохого. Ни с моральной точки зрения, ни с эстетической. Это просто один из вариантов досуга для людей, старше 18 лет. А ассоциации с чем-то вроде бонга — это плохо. Еще один повод для людей извне очернить эту индустрию. Сказать, что тут сидят одни наркоманы.

Ты общался с врачами исследователями? Что они говорят про вред кальяна?

Я общался с институтом табака в Краснодаре – это, наверное, главный исследовательский центр в России, связанный с этим вопросом. Общался также со многими пульмонологами.

Безусловно, все понимают, что это вредно. Любое курение вредит здоровью. Сравнить вред от курения сигареты и кальяна очень сложно, приходится сравнивать частоту курения: сколько курит человек, как часто, в какой ситуации. Люди очень часто курят сигареты в стрессовой ситуации, а это еще сильнее усугубляет влияние никотина и сигаретных смесей на организм. Кальян же скорее вызывает социальную зависимость: процесс курения кальяна уже ассоциируется с общением, друзьями, вечеринками. Но ты не можешь выйти нервным с работы и быстро «перекурить» кальян. Сигареты курятся больше и чаще.

Табачная смесь куда менее вредная, если можно так сказать. В основе простой табачный лист. В сигаретах табачного листа почти не осталось – гораздо вреднее химические соединения: начиная от бумаги, заканчивая клеем.

Я, например, иногда занимаюсь спортом, но сильного воздействия кальяна не вижу. А многие знакомые, курящие сигареты, не могут пробежать даже один раз в полгода: говорят, что это невозможно – жесточайшая отдышка.

Так что очень легко заметить разницу в курении сигарет и кальяна.

Фото: Максим Шевченко

Как вы вышли на франшизный уровень?

Франшиза появилась практически сразу. Первое заведение открылось в августе, а в декабре уже была франшиза. Я, будучи на тот момент видеоблогером, уже знал многих выдающихся ребят из этой индустрии, и с ними обсуждал планы по открытию сети. У меня был список людей, которым потенциально это интересно.

За полгода мы открыли около шести франшизных заведений. Видеоблог, конечно, очень этому способствовал.

Big Russian Boss написал про Хукку песню, мелькал у вас в блогах, да и вообще часто ассоциировался с сетью. Как это вышло? Почему именно он?

На самом деле, очень забавная история. Однажды один наш кальянщик, который работал в самом первом заведении, включил мне трек «Большого Русского Босса». Мне он очень понравился. Это было смешно, это был не тот формат музыки, к которому я привык… Но юмор и (несмотря на то, что он рэпер) рок-н-ролльный подход к музыке и подаче, мне понравились. Поняли, что надо как-то с ним познакомиться: может быть он сможет что-то для нас написать или мы сможем сделать что-нибудь вместе.

В итоге, мы вышли на него через знакомых. У него был концерт в Москве — мы встретились, пообщались, он позвал нас в бэкстейдж. Все прошло здорово: Босс прикольный, открытый парень.

Во всяком случае, на тот момент точно был. Потом контракт с ТНТ, по которому он сейчас работает. Может что-то изменилось, я не знаю. Но тогда он был максимально открыт к любому общению. Мы ему понравились – он понравился нам. Особенно понравилось то, что за маской «Большого Русского Босса», с его юмором и ненормативной лексикой, скрывается очень интеллигентный и хорошо образованный человек. Это хороший артистический проект.

Так мы договорились написать за небольшую сумму трек, накидали идей о звучании трека и смысле текста. Он написал его, и нам все понравилось.

Потом состоялся наш первый фестиваль, и мы, за очень лояльную по тем временам сумму, позвали его исполнить небольшой концертный сет.

У нас даже была идея сделать совместный вейп проект, но, к счастью, наверное, прошел хайп вейперов, и мы не стали ничего делать.

Когда ты понял, что блог стрельнул?  Я говорю не про количество подписчиков. Когда ты стал ощущать свою популярность в жизни?

Где-то через год после запуска блога, организаторы кальянного фестиваля в Краснодаре позвали меня как блогера. Там проходил баттл кальянщиков, а я был членом жюри. Мне оплатили билеты из Москвы, хороший отель. По приезде меня встретили и отвезли на мероприятие. Было ощущение: «Ну нифига себе!»

На фестивале со мной все фотографировались, все узнавали. Подписчиков на канале на тот момент было не так много – семь или десять тысяч пользователей. Для меня это уже тогда было «вау». Не покидало ощущение, что мое дело кому-то нужно.

Фото: Максим Шевченко

У вас много заведений за рубежом. Расскажи про ощущения от работы с иностранным потребителем. Сильно ли он отличается от российского?

Во-первых, во всех странах СНГ говорят на русском языке. Там знают «JohnCalliano», знают сеть «HookahPlace». С англоязычными странами сложнее, но, поскольку в мире дефицит хороших блогов про кальяны, иностранцы смотрят наши видео, пусть и ничего не понимая по-русски.

Недавно был смешной случай: я приехал на презентацию в Швецию, там были владельцы кальянных заведений из Германии. Они все меня знали, здоровались. Я спросил, откуда меня знают. Они ответили: «Смотрим иногда твои видео. Ничего не понимаем, но видим, что у тебя прикольная картинка и интересные, необычные русские кальяны.» Это очень вдохновляет. После этого я подумываю добавить в видео субтитры на английском языке.

Вообще, кальяны за рубежом менее востребованы. Там не такой придирчивый потребитель. Неплохой кальян на легком табаке, который вкусно курится и не горит, их уже впечатляет.

Иностранцы не так избалованы, и не так профессиональны. Там нет посетителей, которые приходят и говорят: «Забей нам на 8 из 10 по крепости, вот этот микс, это положи вниз, это вверх, на фольге и так далее».

Но интересно, что в той же Америке много эмигрантов, и там могут прийти арабы, индусы, попросить свой любимый табак. Встречаешься с разными культурами, и все курят по-разному.

Есть в Америке, конечно же, и любители крепких забивок. В основном это русские армяне, которые живут в Лос-Анджелесе. Они всегда просят покрепче.

У тебя было довольно длинное видео, в котором ты рассказывал, что отходишь от кальянной тематики в бизнес блог. Откуда такое желание?

Я от кальянного блога не отошел. «JohnCalliano» — мой основной канал. У меня долгое время был бекстейдж-блог, где я рассказывал о том, как делаются наши проекты. Я от него отошел и переформатировал его в лайфстайл-блог, где я рассказываю о других своих проектах. Потому что мои интересы не ограничиваются только лишь кальяном. Есть много других проектов, которые мне хочется реализовывать и рассказывать про них. Хочется нести ту же идеологию, что объединила сеть «HookahPlace», просто переместив ее на другую тематику. Мотоциклы, бизнес, маркетинг и многое другое.

В начале интервью ты говорил, что хочешь снимать кино. Можем ли мы ожидать твоего режиссерского дебюта?

Я очень на это надеюсь. Более того, когда я заканчивал институт, у меня уже было виденье того, как должен выглядеть мой фильм. Но спустя 6 лет в бизнесе, я его полностью переосмыслил. Раньше это был чистый арт-хаус продукт. Не знаю, кому бы он зашел. Только мне самому, наверное. Сейчас же я хочу, чтобы фильм заинтересовал и удивил людей. Мне важно оставить в нем свой творческий взгляд.

Недавно вышла документальная бекстейдж лента о том, как мы сделали первый фестиваль. Сейчас, в честь пятилетия сети «HookahPlace», я делаю большой документальный фильм о ее появлении. В следующем году я планирую фильм, опять же, документального формата, про историю появления кальяна: как он зародился в Египте, и к чему, спустя почти 100 лет, это нас привело.

Я очень жду того момента, когда звезды сойдутся и я скажу: «Ребята, я беру перерыв от всех моих бизнес-процессов на полгода и снимаю фильм».

Фото: Максим Шевченко

#Гостеваядорожка

Выбрать какой-то один трек очень сложно. Меня вдохновляет бесконечное количество треков. Очень банально, но я назову «Rolling Stones», трек «Gimme Shelter». Он выдающийся по многим причинам. История этого трека впечатляет.

Там очень сильная партия бэк-вокалистки. Однажды Мик Джагер позвонил ей среди ночи. Сказал, что есть возможность записаться с «Rolling Stones», попросил срочно приехать на студию.

При записи певица выложилась так, что во время записи одной части припева ее голос сломался. Она просила перезаписать партию, но Мик Джагер оставил все как есть, и это звучало безумно круто.

Спустя несколько дней после записи у нее случился выкидыш. Врачи убеждали ее, что это не связано с записью песни, но многие до сих пор думают, что всему виной был тот эмоциональный всплеск во время записи.

Не знаю, как к этому относиться, но это пример полной отдачи себя делу.

 

 

 



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.