О концертах, дебютном альбоме, шаманстве и Святом Духе.

Действующие лица: Никита, Рита, Сергей, Михаил.
Место действия: чатик Вконтакте.
Приветствия: Ае!
Время: начало вечера.

Конференция открывается. Москва на проводе!

Привет! Я хотел поспать, но пора начинать. Почему именно Сад им. Фёдора? Есть ли реальный сад или реальный Фёдор? Мой друг без конца называет вас Сад имени Баумана!

Рита: Красивое, по-моему, название. Я им довольна.

Никита: Следующий вопрос!

Сергей: Приятно, что у тебя есть друг. Странно, что он о нас говорит. Непонятно, что сказать про Сад имени Фёдора, но можем поговорить о саде имени Баумана. Рита жила недалеко, позвала меня играть на той хате.

Можно я возьму на себя плохой юмор в этом чатике?

Рита: Пусть каждый думает, что хочет. Достоевский там, всё такое… Блин! Я тоже хотела плохой юмор…

Вообще-то и я хотел. Что же теперь делать?

Рита: …я люблю цветочки ещё. Вот тебе и сад…

Сергей: Михаил, вы, если что, не стесняйтесь пойти полежать с собаком, мы договорились плавно отвечать на ваши вопросы, никуда не торопимся.

Рита: …я вообще цветочница!

screen-1

Какие ещё названия появлялись, кроме Сада и Полыни (прежнее название коллектива — прим. авт.)? Кто-нибудь был резко против Фёдора? Рита-то точно за Сад.

Рита: Да! Никита был против. Вообще мы все очень долго сомневались, менять ли название. Остановиться ли именно на Саде. Был еще вариант Полы, но это из шутки выросло.

Никита: Короче, была Полынь, но потом получилось так: это название вылетало из рук, надо было менять. Получилось ПОЛЫ. Мне очень понравилось, я за него бился, но проиграл и, думаю, слава богу, что так. Был молод и глуп.

ИCТОРИЧЕСКИЙ МОМЕНТ

screen-2

Рита (Никите): То есть, теперь ты доволен?

Никита: Ну да. Полы — довольно глупое название. Ну, по крайней мере для другой музыки оно должно быть, типа для исследования атмосферы в разных помещениях. Эмбиент какой-нибудь на полевых записях.

screen-3

Полы — это как будто новая пост-панк группа с фестиваля «Боль». Сад — великое название, и лучше бы не знать, почему.

Никита: Аминь.

Кстати, хотели бы выступить там?

Никита: Да, в принципе, нормальная тема. Просто после выступления Пошлой Молли на этом фестивале какой-то запашок остался, знаешь.

Рита: Я бы не против выступить и на «Боли», и на Primavera, диджей сет на Boiler Room там…
Меня запашок не смущает даже, наверное, но мне кажется, что мы не зайдём на «Боли».

Сергей: От нас не больно 🙁

screen-4

Когда вы начали заниматься музыкой и играть вместе или не вместе?

Сергей: Когда я пошёл в музыкалку, мне было семь. До этого отец пытался научить меня на гитаре, но я не понимал, как это, что нужно зажимать до палочки, а не на самой палочке. Меня взбесило, и я забил. У отца был Ovation или пародия. Он любит пластиковые гитары.

За год до музыкалки я заходил на подготовительный класс. Спел реквием из фильма «Амадей». Меня взяли, но я не пошёл.

ПОЛЫНЬ РАСТЁТ

screen-5-screen-6
screen-6

(пауза)

screen-7

 

Никита: Я на гитаре играл метал и блюз лет с тринадцати, потом стал барабанщиком случайно – друзья в свою группу позвали постучать. На моё удивление («Я же не умею!») отвечали: «Научишься».

Играли мы там метал, пока меня не выгнали из группы, потому что я всех угнетал.

Потом я застрял на электронной музыке, и из той бездны меня Полынь вытащила. Там еще менялся состав, появился Серёга, пропала Влада, и трио устаканилось. (хвалит Сергея за предыдущую шутку пятью медленными хлопками из пяти возможных)
screen-8

Рита: Я пела вроде бы всегда. Училась в музыкалке чуть-чуть, в ансамбль классных певцов в этой же музыкалке меня не взяли. Бросила. Чуть-чуть попела джаз — бросила.

Еще был момент, когда я играла на барабанах у своего парня хардкорщика. Кардан там, все дела.

Ну, а серьёзно прям играть — учиться, петь, подключать, разбираться — я начала вот в последние лет 5, наверное. Короче, я самый лох.

Никита: Блин, Рит, ты можешь поподробнее, думаю.
Хотя хз, не давлю.

Да! И сюда можно внедрить Терпение и Shime (другие ипостаси Сергея и Никиты — прим. авт.)

Рита: А у меня и нет особых подробностей.
Я училась, но не научилась ни на чём играть всё равно.

Ffc0zH4OZbM

Никита: РЕКЛАМА. Подписывайтесь на мой паблик: vk.com/sunshime.

Там ничего не происходит, всё в ажуре, скоро альбом.

Сергей: Рита, расскажи про историю Полынь — Сад им. Фёдора. МОЖЕШЬ НЕ РАССКАЗЫВАТЬ, конечно. Просто я сам плохо знаю, как это всё началось.

Рита: Ну там нет ничего особо интересного, но хорошо…

Сергей: Да мы вообще неинтересные, Рита. Я неделями из дома не выхожу. Какой там интерес?..

Никита: …а я наоборот могу настрочить на всё интервью.

Сергей и Рита вместе: Никита всегда звезда, у него очень много групп.

Сергей: Мои любимые — Хадн дадн, Созвездие Отрезок и Ага Вот-Вот.

screen-10

Сергей: Была группа «Неоринамать!». Я собрал младшеклассников, когда выпускался. Семь лет назад?..

Играли RHCP, The Strokes, Arctic Monkeys. Потом EP записали на четыре песни, а потом мне показалось, что все не шарят, и я сам лучше напишу.

А сейчас смотрю — ничего так музон, за семь лет нормально бы уже рубили, наверное.

Ну и когда решил, что лучше напишу, почти тогда же стал называться «Терпение». Решил, что такое название не менее претендует на вечность, чем «Кино» или «Аквариум».

Рита: В общем, была группа Полынь — такая проба пера, с укулельными простынями, уканьями, бесконечными скучными триолями. В ней было очарование, оно и цепляло. Сама музыка была не самая интересная. Но мы росли, развивались.

Нашли спустя долгие мучения музыкантов по душе. Потом нужно было пахать, и Влада отвалилась. Остались мы втроём, и всё началось немножко сначала.

Это стала музыка нас троих. Каждый что-то вложил и в атмосферу, и в саму аранжировку. За полтора года у нас созрел сценический стиль и способ работы, творчества.

Я очень сильно переживала первое время из-за ухода Влады, потому что мы были как сестрички, и я вообще думала, что я отстой в её тени.

А потом поняла, что вот она — группа, которая мне нравится. Все готовы пахать, шутить, когда надо выпивать, слушать мои бредни и всё такое.

Сейчас я всем довольна. По-моему, у нас идеальный состав. Мы еще и звукача себе нашли, и он за нас всюду впрягается и говорит: «Это мои челы».
Мне кажется, это его лучшее качество. Меня эта фраза прямо трогает так!

screen-11

Итак, мы подошли к самому насущному вопросу – работа. Кто, где и сколько?

Сергей: Я работаю в Новой образовательной среде. Это школа без уроков под Истрой.

Преподаю английский и немного музыку. Пять дней в неделю. С утра элка + автобус туда, днём — элка + автобус обратно.

И каково?

Сергей: Superb! Я более-менее топлю за альтернативное образование, это всё интересно.

Пишу иногда в телеграм «Как живется в школе без уроков» о том, каково, но в последнее время не пишу.

Никита (подключается): Я работаю администратором в продуктовом магазине у отца моего друга.

Звучит как мем.

Никита: Жиза.

Сергей: Вопрос: кем работает сын маминой подруги?

А кто выше администратора? Директор?

Сергей: Бог?

Это мы вырежем.

Никита: Ну, иерархия такая: директор, бухгалтер, администраторы / товароведы / старший кассир, работники зала. Но второго как бы в самом магазине у нас нет.
Так что да, надо мною только бог и сын директора. Бог и сын Божий.

А как по духу в магазине?

Сергей: Ааааа святому, зримо? Простите, это напрашивалось.

Никита: Это не для слабонервных.
Тут всё на святом духе держится. У меня тут икона.

----------------...

А за жалюзи – Сад.

Никита: Кстати, там реально сад. Просто сейчас зима, и ничего не понятно будет.

Все вместе: Где же Рита? Наверное, как раз на работу отвлеклась.

screen-11.5

Рита: Я работаю в Циферблате. Это такие местечки, что-то вроде общей квартиры в центре города, вокруг которого растут тусовка, быт, любови. Сложно описать в двух словах… Тут пьют кофе, слушают музончик, дружат, смотрят кино. Мы, собственно, познакомились с ребятами благодаря Циферблату.

Работала по-разному, на разных должностях. Сейчас я управляющий в Циферблате на Тверской — типа старшей сестрички.

А еще мы с подругой несколько лет назад открыли свой контркультурный цветочный магазин «Велоцветочница». Растим цветочки, дружим с подмосковными бабулями, проповедуем зеленость, экологию, феминизм.
Делаем букеты не только из роз, но и из укропа, ветвей, лопухов.

Конечно, хочется похвастаться, что я была пиар-директором международной сети и всё такое, ну ладно уж, опустим. Люблю работы свои. Хорошенькие!

screen-12

О том, сколько времени остается на репетиции

screen-13

ОПА, АЛЬБОМ!

Расскажите поподробнее про альбом и про планы группы на ближайшее будущее.

Рита: А может, это секрет?

Но ОПА уже в деле!

Рита (смеется): Ладно, расскажем сейчас.
В общем! Будет альбом.

Войдут ли «рефлекс» и песни с «я старался»?

Сергей: Блин, а можно же синглы уже выпущенные в альбом зафигачивать!..
Я забыл о такой возможности. Но там будет другое сведение…
«Рефлекса» и «я старался» не будет.

Рита: Там всё сейчас очень хорошо сложилось в мозаику.

Никита: «Я старался» — слишком крутая песня.

Рита: Венец нашей карьеры. Кстати, это джем, а не песня!

Сергей: Да, «я старался» — это джем, причем странный. Мы поменялись инструментами. Рита барабанила, Никита встал за клавиши, Влада тоже была на клавишах. Конкретно заглавная песня! Но это понятно, в целом по ней.
А я, кажется, придумывал текст на ходу. Ощущение было шаманское.

Рита: Шампанское.

screen-14

Жаль без «Рефлекса». Это же самый настоящий бэнгер!
А шампанское под джем на альбоме будет?

Сергей: ШАМАНСКОЕ будет, джем — не то что бы.

Рита: Там много шаманского! (начинает напевать что-то шаманское: «брют асти и БРЫЗГИ ПРОСЕККООООО»)
Простите. Вырвалось.
Ну, там есть песни, которые мы только что сделали, и сразу писать. Так что можно и за джем засчитать.

Никита: А «Рефлекс» может и будет. Мне кажется, мы сможем. Хорошая идея!

Какие выезды планируете? Где хотели бы выступить больше всего?

Рита: У нас есть три фаната в Минске, они просто супер. Хотим туда поехать.

Сергей: И в Одессу.

Рита: Даа!

Никита: В Одессе ни одного небось — просто там классно.

Рита: Одесса для меня — очень важный город. Мы еще когда были вдвоем выступали там дважды. И один фанат там есть точно!

Сергей: А у меня мама там родилась.

Рита: Он нас зовет туда вечно!

Сергей: А они меня.
Вообще, мы в пятницу у вас в «Типографии», а в субботу в Рязани.

Никита: ТУР.

screen-15

КОНЕЦ ПЕРВОГО ДНЯ ИНТЕРВЬЮ

---------------------------

ШЕЛ ВТОРОЙ ДЕНЬ ИНТЕРВЬЮ…

Снова сумерки. Без пятнадцати пять.

Все в сборе? Еду в трамвае, сейчас вырублюсь. Поэтому оставлю вопрос.
Расскажите про концерты. Как вы относитесь к собственным выступлениям, поменялось ли что-нибудь в этом плане с появлением студийной работы?

Что больше нравится — концерты или запись?
Концерты — стресс, кайф, всё вместе или всегда как будто в первый раз?

Рита: Я больше всего люблю концерты, но есть, конечно, два абсолютно разных варианта, как это может происходить для меня. Я очень сильно выкладываюсь, раскладываюсь, расплескиваюсь, и в случае, если нет отдачи от публики, я просто умираю после концерта. У меня бывает ощущение, что я вообще не могу ничего больше делать, как будто у меня внутри даже органов не осталось.

Но если все классно — люди слушают, танцуют, поют, кайфуют — то это чудо. Музыка живёт. Я фанат сцены. Не знаю, как ребята, но я обычно прямо в отключке какой-то прибываю, в космосе.

Плюс концерт — это маленькая жизнь, спектакль, произведение, ну вы поняли. Я последнее время придумываю каждому концерту название, концепцию, как бы призму, через которую я проживаю все песни в этот раз.

Никита: Меня бесит, когда на концертах я не слышу ребят. Типа: «в смысле? Я сюда музыку послушать пришёл, где, а?». Случается такое. В этом случае концерт превращается в испытание, не лажай и надейся, что остальные не налажают, и тогда, глядишь, это не будет провалом. Когда же всё слышно, когда можно просто отключиться и послушать, что получается, отпустить сознание, погулять по этим эмоциональным полям, тогда получается магия. Это круто!

Сергей: Плюсик Никите. Если слышишь всех и себя — кайф, расслабон. Можно получать удовольствие. Легко исправиться, если налажал. С хорошим звуком можно играть бесконечно. В принципе, репетировать с хорошим звуком почти так же приятно, как и выступать — не такая уж большая разница.

Зато если плохо слышишь, тогда сложно наладить коммуникацию, сложно расслабиться, невозможно понять, ошибаешься сам или нет, невозможно поправиться, приходится рассчитывать исключительно на память тела. Тяжелая х**** [ерунда].

Поэтому, мне кажется, моя оценка редко совпадает с оценкой зрителей. Мне было хорошо, если я всё хорошо слышал, смог погрузиться в медитативно-музыкальную речку и там размякнуть. Ну и если технических лаж катастрофических не было — я не забыл всё и оборудование не подвело.

С Ритой тоже согласен. Конечно, очень люблю, когда люди танцуют, и даже бесит, если честно, когда стоят и тупят. Дело во мне? Со мной что-то не так?! Но звук важнее.

Обычно на концертах все кричат, что любят Никиту. Иногда даже становится немножко обидно. Мы тоже хорошие!

Никита: Да, в натуре. Достали.

Как бы вы тогда описали музыку Сада, в двух-трех словах. Не обязательно какой-то стилевой ярлычок, можно просто ощущение или ассоциацию с чем-то.
И да, уже заготовлено особое название для тульского концерта?

Сергей: Вот это тоже хотел спросить.

Рита (врывается): Не заготовлено! Никита – наша звёздочка!

Никита: Я ваш Драма.

Рита: Я вам тоже всем плюсую, но хотела сказать о другом:

ВСЕ ДОЛЖНЫ РЫДАТЬ!
Эту фразу расценим как ответ на предыдущий вопрос.

Никита: Да, на оба.

У меня есть комплекс сравнивания Сад имени Фёдора с Radiohead.
Вернее, даже теория, что вам удалось уже на демо-альбоме приблизиться к звуку самого хитросплетенного альбома, The King Of Limbs, и даже обыграть РХ в плане исполнения и звучания.

Какие музыкальные влияния и влюбленности можете вспомнить? Кого слушали в детстве-отрочестве и сейчас? С кем дружите, на кого ходите и кого слушаете из современных русских исполнителей?

Никита: Обожаю Swans. Ну, Radiohead были какой-то точкой соприкосновения поначалу, когда мы сыгрывались, пытались как-то поймать одну волну. После того, как слияние произошло, потребность в этом пункте испарилась и сейчас, как мне кажется, каждый слушает своё и вносит со своей стороны какие-то новые видения, вдохновленные прослушиванием, разной музыки, даже не пытаясь поговорить об этом.

Это происходит естественно. Момент работы над новыми композициями со временем превратился в увлекательную игру, результат которой немного даже удивляет.

На дебютнике будут отсылки к поздним Swans?

Никита: Прямых цитат точно не будет, но по-любому в барабанах что-нибудь обнаружится для наблюдательного слушателя.

Сергей: Вообще, мы любим Radiohead, если так-то. Все. И я бы не сказал, что это испарилось. Я на днях переслушивал The King Of Limbs From The Basement. У Риты вон, видел, почему-то через YouTube на страничку недавно закачаны Dollars & Cents. У меня по поводу Radiohead тоже комплекс, но никуда не деться.

Детство у меня прошло в машине с папой под Наше Радио. В бардовской песне тоже секу — это от мамы.

Никита: АукцЫон ещё! И Вежливый Отказ.

Сергей: АукцЫон — верно. Самая п******* [лучшая] российская группа, а Radiohead — общегалактическая, если так, широкими мазками.

Никита: Ещё моей любимой группой была Tool. Ребята глобальные, только альбом не выпускают, гады, уже 12 лет.

Сергей: Дружу, помимо Никитиных групп, с «Краснознаменной дивизией имени моей бабушки». Очень их люблю. Вначале был поклонником, а уже потом закорешился.

Недавний концерт «Дивизии» на организованном ими благотворительном фестивале был кайфовым.

Никита: Есть группа Искромёт. В ней играет Майв — наш звукач, наш чел. Еще я недавно на ГШ сходил — немного двоякие чувства.

Моя любимая группа! В Зюзино? Почему двоякие?

Никита: Ага. Они чудесные, но на концерте что-то мне мешало просто кайфовать. Пока я не понял что.

Сергей: В «Театре» (фестиваль «Кровь с молоком» — прим. авт.) был огонь.

Рита: Я очень люблю и дружу с Синекдохой Монток. Ужасно уважаю и ценю то, что делает Савва.

А вообще, еще, конечно, Bjork. The Knife. Ну и Xiu Xiu. Много очень классных групп! Four Tet, Broadcast мне нравятся.

Никита: CAN.

Рита: ПОРТИШХЭД АЛЁ. Всё альбомы. Еще Moby люблю. Cocteau Twins, Bauhaus, Talking Heads.

Вообще, я недавно Никите говорила, что мне кажется моим основным талантом (простите) или навыком музыкальным и композиторским является ГУБКА.

Я очень сильно впитываю и потом изрекаю неосознанно, смешивая, интерпретируя. Я прямо специально иногда думаю: «Таак, надо послушать Tricky, хочется добавить Tricky в музыку».
Из русских я еще долго была фанатом «ночных грузчиков».

А сейчас?

Рита: Сейчас они выпустили новый альбом, и я боюсь его слушать 🙁
Минуса послушала чуть-чуть, и не зашло как-то. Старые вещи их всю юность были со мной.

Недавно вашему сообществу ВКонтакте дали «прометея». Я видел запись с 1.2 миллиона просмотров в ленте как рекламную. Ну и вообще, посты стали видеть сотни тысяч людей. Даже у меня голова закружилась немного. На вас это как-нибудь повлияло?

Рита: Да нет, мне кажется, что не особо. Может быть, мы включились немного и порадовались, но подход наш не особо изменился! Приятно, что столько людей добавилось. Будем еще работать.

Это нас простимулировало к деятельности, особенно вкупе с релизом более-менее успешным (двойной сингл «когда горишь, бежать к воде» — прим. авт.)

Мы с Сережей оба до этого имели какой-то да опыт в SMM и PR. Так что ничего принципиально нового по-моему не открыли и не сделали.

screen-16
screen-17

Какие ожидания от концерта в Туле? Может быть, странно было получить приглашение именно отсюда? Бывали ли в нашем городе, и что вообще возникает перед глазами и в умах при упоминании Тулы?

Рита: Я из Серпухова! У нас есть несколько друзей из Тулы. Я читала про Типографию и даже, может, немножко ждала, что позовете, но это было всё равно очень приятно и неожиданно.

Я с большим трепетом к этому концерту отношусь. Новый город, первые гастроли в таком составе.

Сергей: Из Тулы Маша Чёрная и Антон Еремин. З****** [хороший], значит, город. Пряники не люблю.

Рита: ЧЕРНАТ (Никита) ОЧЕНЬ ЛЮБИТ ТУЛЬСКИЕ ПРЯНИКИ.

Никита: Когда голоден.

Выход на поклон



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.