10 марта состоялось выступление молодой питерской группы, выходца из андеграунд среды — Увулы. Станку удалось поговорить с ребятами, затрагивая самые острые темы мира музыки и не только.

IMG_2321
Слева направо: Саша (гитара), Шило (бас), Лек (гитара, вокал), Дэн (барабаны), Алик (клавиши). Фото: Дмитрий Митяев

Вы вчера выступали в Нижнем Новгороде. Отличается ли публика в Нижнем и Туле?

Лек: Там клуб назывался «Дыра».

Саша: И это правда. (смеются)

Алик: Мне очень понравился клуб, потому что я катался там на скейте все время перед концертом. Там у них прям в клубе очень своеобразная минирампа, я там просто катался и угорал.

Лек: Отличие еще в том, что в Новгороде было чуть больше ребят помладше, здесь более такая вдумчивая публика, может на них стулья со столами так влияют, не знаю. (улыбается)

О вас можно найти минимум справочной информации в интернете. Давайте все-таки приоткроем завесу тайны и проясним немного. Ты родился в Питере. Вы все оттуда?

Лек: Нет, совсем не все из Питера. Из Питера только я и Саша.

Саша: Мы родились даже на одном районе на окраине Санкт-Петербурга. (смеются)

Лек: А с точки зрения географической карты у нас все достаточно интересно: Алик родился в городе Грозный, Артем из Новосибирска, а Дэн — из республики Коми.

Ух, как вас разбросало по необъятной-то! А как вы собрались все вместе?

Лек: Санкт-Петербург такой творческий город, в который стягиваются люди, которых пленит музыка и эксперименты какие-то творческие, и не только творческие…

Шило: Далеко не только творческие. (смеются)

Что на счет семьи? Твое окружение способствовало развитию творчества?

Лек: Сложно сказать… Наверное, в 7-ом, да даже может быть раньше, в 5-ом или 6-ом классе папа поставил мне Joy Division, INXS и Duran Duran. Дальше я уже развивался сам. Но не могу сказать, что была очень большая поддержка. Моя семья вот теперь меня окружает, и я думаю, это как-то чуть постарше приходит.

IMG_2194
Фото: Дмитрий Митяев

Ты говорил, что 13 лет пел в хоре для мальчиков.

Лек: Да, это правда. Но у нас Саша, например, играл на виолончели. Алик закончил школу по фортепиано.

Алик: Я вот еще и хоровой дирижер, закончил Герцена в Санкт-Петербурге…

Лек: Поэтому нам легко найти общий язык. Мы прошли некую школу хоровой и музыкальной жизни, и для меня лично и, на самом деле, для ребят тоже — это один из самых полезных экспириенсов в их жизни. Гораздо круче, чем спорт, например.

Далеко ли зашла история с хором?

Лек: Мы гастролировали во Франции, Англии, Германии.

Шило: Я даже ходил — как ангелочек поет.

Ну так по вокалу сейчас не скажешь, что ангелочек.

Саша: Да, да. (смеются)

Лек: Это все образ.

Лек, ты говорил, что вам стало скучно в университетах. Вы бросили их?

Лек: Я бросил, да. Денис и Алик тоже.

Алик: У меня два брошенных образования высших, а потом я уже все-таки доучился на музыке в Питере, когда взрослым стал.

Лек: Ну и Артем тоже можно считать, что бросил. Единственный представитель высшего сообщества из нас — это Саша. Виолончелист звучит гордо, поэтому он закончил… заканчивает, мы еще не сбрасываем его со счетов, все еще может случиться. (смеются)

Саша: Я еще не начал диплом писать.

Лек: Вот, а так в целом, видимо, Санкт-Петербург не самое лучшее место для получения высшего образования, или просто нам не повезло по жизни: мы были слишком молоды и делали не самый рациональный выбор.

Не самое лучшее место — много соблазнов?

Шило: Хорошо. (смеются)

Лек: Нет (улыбается), скорее… скорее уровень образования, к сожалению, ниже. Не хотим показаться педантами или какими-то высокими интеллектуалами, но у каждого есть достаточно веские причины, по которым они пошли по разным путям, разошлись из университетов. Теперь мы в свободном плавании, и это доставляет нам гораздо больше удовольствия, так что никто из нас особо не жалеет.

IMG_2247
Фото: Дмитрий Митяев

Ты сам как считаешь: сегодня образование имеет такое же значение, как и раньше? Просто множество людей работает без специального образования, и они гораздо успешней, чем их коллеги «с корочкой».

Лек: У всех разные планы, это индивидуальная штука, нельзя в общем говорить об этом. Например, сейчас я переехал в Москву именно за образованием, это то, что я ставлю, наверное, на первый план. Заново поступил в университет — Высшая школа экономики, факультет Медиакоммуникации.

Это единственная причина, почему ты переехал в Москву?

Лек: Практически. (улыбается)

Как вы выбирали музыкальное направление? Вы что: лоу-фай, инди-рок?

Лек: Алик, как мы выбирали музыкальное направление? (смеется) Если честно, состав Увулы настолько интересный, в том смысле, потому что у каждого из нас достаточно разные предпочтения. Мы слушаем сильно разную музыку, но у нас есть много, очень много, общих точек соприкосновения. Из-за того, что у нас полярные интересы, удалось достичь некого андеграундного звука, который не похож ни на кого на русской сцене.

Шило: Я вот люблю клубняк, очень сильно. А пацаны блюз там играют, джаз…

Алик: Я всю зиму слушаю американских минималистов: Терри Вильямс, Джон Кейл… В общем, какой-то очень авангардный музон.

Лек: Но всем нам интересен именно этот конкретный опыт. Мы здесь неслучайно. Никто никого не заставляет играть — все делают.

IMG_2291-1
Фото: Дмитрий Митяев

Ты говоришь, что вы нашли андеграундное звучание. А есть ли андеграунд вообще? Как ты для себя его характеризуешь?

Лек: Отвечу так: все знают, за кем стоит андерграунд. Это с упоением.

Обтекаемо…

Шило: Красавчик. (смеются)

У вас еще есть группа Fleece Flower, правильно?

Лек: Не у нас, только у меня.

То есть там состав другой…

Лек: Да, там совсем все по-другому. Совсем.

Пять отличий сможешь найти?

Лек: Да, безусловно. Во-первых, хм… там другой состав. Там… хм… всего одна гитара. (смеются) Если честно, мне сейчас очень сложно говорить про отличия. Мне бы не хотелось отвечать на этот вопрос, не с точки зрения того, что он какой-то нетактичный, просто мой старый состав, с которым я играл в Петербурге, его больше нет. И в данный момент я пишу новый альбом, и надо найти, кого пригласить поиграть с собой в Москве, поэтому про отличия мне действительно сложно сказать. Я не могу говорить в прошедшем времени о ребятах, с которыми больше не играю. Было бы неуважительно.

Хорошо. Может получится назвать основные сходства?

Лек: У меня один мозг, достаточно сложно разделить его на несколько разных частей, всегда будут какие-то отголоски. Ну вот, например, я очень почитаю творчество Влада Паршина. У него много проектов. В каждом из них есть свой стиль. Я слушаю его материал вдумчиво и действительно могу полноценно различать их. Каждый проект обоснован. Я стремлюсь тоже к этому.

Вы когда-нибудь пробовали себя в рэпе?

Лек: Да. У Артема есть самый известный трек в Новосибирске, который называется «Страйк Джангл»… (смеются)

Шило: Мне было 15. Я сидел на паре, там пусто. (улыбается)

Алик: Я в детстве на кассеты записывал свой рэп. Это был достаточно бандитский опыт. Кассеты надо найти, оцифровать — будет круто.

Лек: На самом деле, мы одни из первых, кто попробовали себя в миксе с хип-хоп и рэп исполнителями: у нас есть совместка с репером 044 Роузом, он из Киева, с хип-хоп артистом Saluki. По-моему, какая-то часть известности у нас есть потому, что мы не боимся таких экспериментов.

IMG_2251

Вы живете в Питере. Были ли вы когда-нибудь в «1703» на Версусе?

Саша: Я никогда.

Не звали?

Лек: (смеются) Отказывались. Да нет, я шучу. Если честно, мы все не вовлечены в какие-то отдельные процессы. Двое из нас даже не поклонники рэпа. Мы просто следим за какими-то инфоповодами, медиасобытиями.

Алик: Я вообще очень люблю олд-скул хип-хоп.

Лек: Мы скорее за старую школу, а то, что сейчас происходит на рэп сцене… не могу сказать, что мы уделяем этому такое большое внимание.

Чем вы отличаетесь от мастодонтов отечественной рок сцены, которых крутят по Нашему радио? Наутилус Помпилиус, ДДТ, Алиса…

Лек: Вообще те же люди.

Шило: Ничем не отличаемся. Единственное — у нас теперь есть смартфоны, интернет…

Дэн: А чем мы, например, от Киркорова отличаемся? (смеются)

Лек: Это действующий… (прим. ред: член Антихайпа, видимо)

Алик: Ну давай, кстати. (смеются)

Но он не рокер…

Дэн: Да в смысле не рокер? Поет, пляшет, играет, танцует. Живой музыкант, всё также. Чем он не рокер?

Лек: Носит косуху еще, наверное, красится. (смеются)

Алик: Чем мы отличаемся от Наутилуса, ты спросила?

Наутилус, ДДТ, Алиса, Кино…

Алик: От Алисы мы отличаемся тем, что мы мяяягче (смеются), от Наутилуса мы отличаемся тем, что у нас смартфоны. От ДДТ мы отличаемся тем, что только один хиппи в группе — это я, от Кино вообще ничем не отличаемся.

Да то же самое вообще.

Алик: Лучше, мне кажется. Клавиши потому что есть. (Алик отвечает за клавиши)

IMG_2290-1

История с фестивалем «Боль». Как вы стали участниками летней «Боли» в Москве?

Лек: Во-первых, Степан Казарьян выделил наш релиз, как один из самых стоящих и заметных в своем личном топе. Это, я думаю, послужило неким толчком для того, чтобы пригласить нас выступить на фестиваль. Мы еще будем играть на Motherland Summer, тем самым мы сможем объять все самые крупные фестивали независимой музыки. Это здорово: мы сможем разделить сцену с ребятами, которые нам нравятся.

Несомненно, у вас начинает складываться определенная аудитория. У вас есть понимание, для кого вы пишите музыку?

Лек: Наша аудитория — вольнодумцы.
Алик: Они мечтатели — это явно.

Цоя тоже мечтатели слушали?

Лек: Да, но он плохо кончил.

Это случайность. Мы будем на это надеяться. И все-таки — в каком направлении вы выдвигаетесь сейчас? Вы тяготеете к какому-то определенному жанру, или как пойдет?

Саша: «Как пойдет» и «жанр» — это не те слова, которыми мы руководствуемся при записи чего-то нового.

Дэн: Я сажусь за барабаны и играю, я же не играю в каком-либо жанре — я играю с ребятами.

Алик: Я делаю звуки: я не думаю о словах.

Шило: В натуре. (смеются)

Лек: Вот знаешь, когда ты публикуешь свой релиз или какой-то отдельный трек…

Не знаю, но…

Лек: (смеются) Ну представь. Тебе нужно написать, в каком жанре ты делаешь музыку. Понятно, что, если ты постишь рэп голый, ты не напишешь хар-дрок или блюз. Но подойти даже ближе к тем жанрам, в которых мы играем — найти что-то конкретное, чем мы можем себя обозвать, крайне трудно сейчас. Если честно, не хочется особо даже этого и делать: оставим это тем чувакам, которые пишут о нас пресс-релизы и посты с анонсами концертов.

Они мучаются страшно.

Лек: Они безумно мучаются. Мы бы хотели сделать их жизнь чуть легче, но мы не работаем в жанрах, мы работаем в музыке.

Ну что же, хайпанем немножечко, как говорится? Как вы к 18 марта относитесь? Пойдете или нет?

Алик: Ой…

Лек: На самом деле, можно провести этот день с пользой для себя. Мы просто чуть-чуть подождем.

Алик: Да.

Саша: Ну вот из тех, кто сейчас баллотируется… не от том. Вообще… (задумчиво встает, грузно бредет в сторону стола, что-то тихо бормочет про себя) По_уй на них.

IMG_2090
Фото: Дмитрий Митяев



Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.